СНЫ О ВОЙНЕ: Последний штурм Сухуми. 26 сентября 1993 года. Дорога в никуда

0 Comments
Встав утром 26 сентября 1993 года мы собрали свои вещи, и опять пошли в Дом правительства, в надежде на автобус на Агудзеру. Однако никто не думал об эвакуации людей, автобус не появлялся. Там мы узнали что Сухумскую гору взял противник, и теперь наступление идет на парк Курченко. Наступавшие были хорошо вооружены, у каждой группы были легкие минометы, они обстреливали город с горы, хорошо видя своих жертв. Пока мы находились в Доме Правительства, на наших глазах на контраатаку на Сухумскую гору послали отряд "афганцев", самых подготовленных грузинских воинов. Спустя годы я узнал, что ни один из них не вернулся обратно. И эта стратегическая высота осталась в руках неприятеля. После этого факта стало понятно что город обречен, и что надо срочно отсюда выбиратся. Мой отец разыскал своего знакомого, который согласился довезти нас до Келасурского моста, дальше не мог, т.к. должен был остатся в Синопе. Я быстро побежал к своей мамиде, тете отца, у которой мы переночевали, и сказал что уезжаем и попрощался. Когда бежал обратно услышал как пули щелкают по асфальту где то рядом, потом по стене засчелкали и несколько по крыше прошлись. Выстрелов не было слышно. Мне стало понятно что кто стрелял в меня с горы. По стеночке я пробежал до Дома Правительства, где нас ждала "восьмерка". Мы встиснулись в четвером на заднее седенье машины, пару сумок засунули в багажник и вранули вперед. Город, который я увидел, я запомнил на всю жизнь. Клянусь, когда я вспоминаю Сухуми я вижу то что я опишу щас. Выехав из Дома Правительства, мы проехали по ул. Фрунзе и вывернули на просп. Чавчавадзе. Водитель вдруг сразу тормознул на углу. На пересечении просп. Ленина и Чавчавадзе, в углу кинотеатра "Комсомолец" стояла разбитая снарядом белая "девятка", из двери машины вывалилось тело водителя. Не долго думая наш водитель поехал вниз по ул. Фрунзе. По всей дороге паралельно нам кто как мог бежали люди, у кого то на руках были дети, кто то нес чемоданы, кто то на тачке вез свой скарб, кто впереди себя толкал детскую коляску. По ул. Лакоба мы пронеслись до детской поликлиники, там свернули на набережную и и мимо Спартака выскочили на Красный мост. Все улицы были засыпаны битым кирпичем и стеклом, порванные провода валялись на асфальте, вырванные взрывами цинковые шифера висели на ветках деревьев. Вот таким мне запомнился Сухуми... Когда мы доехали до Келасурского моста, друг моего отца извинился, что не везет нас до Агудзер, развернулся и уехал назад. Мы же пошли пешком в Агудзеры. Было очень жарко, и трудно было идти. мы шли, и не знали куда потом пойдем, т.к. все дороги из Сухуми были заблокированны. Мы шли и надеялись на чудо. Мимо нас проезжали на большой скорости машины, увозя сухумчан вдаль от города. Когда мы поднимались на пригорок после Мерхеульского моста, мимо нас с трудом поднималась "Toyota", в машине находился тяжелораненный грузинский боец. Он лежал на заднем сидении, ноги были высунуты в окно. На подъеме у машины застучал мотор и она встала. Друзья раненного остановили первую же машину и попросили ее, чтоб раненного довезли до госпиталя. Рененного в живот грузина перенесли в другую машину и она скрылась вдали. Вскоре мы пришли в Агудзеру. Поселек, в котором раньше жило 5 000 человек, был переполнен, там находилось не меньше 30-50 тысяч человек, треть населения Сухуми. У моей тети в квартире уже остановилась семья ее подружки. Оставив своих дома я пошел в госпиталь, т.к. мне сказали что оттуда в Сухуми пойдет госпитальный автобус. Я решил попытатся вывезти своих дедушку и бабушку, и постаратся забрать некоторые наши вещи. Лучше бы я не пошел бы в этог госпиталь... Такого ужаса я не видел в жизни: морг был забит и сотни погибших лежали вдоль стены госпиталя в тени, накрытые простынями или целофаном. Видны были только ноги, часть была в обуви, тех кого не довезли до госпиталя, некоторые в носках, это те которых положили на операционный стол и но не успели спасти, некоторые были без носков, это те которых прооперировали но не смогли спасти, на неокторых были гиспы... Это было ужасное зрелище, я не могу оторвать глаз от них. Рядом с некоторыми сидели друзья и плакали. Я сам чуть не плакал... Я попросил водителя автобуса подвезти меня в город, он сказал: "сынок, город почти взят, я еду и не знаю, вернусь оттуда живим или нет. Иди лучше к своим" Завтра я покинул Абхазию


You may also like

No comments:

.

eXTReMe Tracker

Ads