статья Дмитрия Холодова - Сухумский апокалипсис



Этого раненого на фото через пять минут накроют с головой одеялом. Он умрет в аэропорту Сухуми. Но его тело не попадет даже на родину — в Рустави: через двадцать минут при заходе на посадку будет сбит и взорвется прямо на посадочной полосе самолет ТУ-154 из Тбилиси. Аэропорт закроют.

Абхазские формирования взяли в понедельник Сухуми. В эти минуты они добивают окруженные в пригородах остатки национальной гвардии Грузии.

По абхазским источникам, в Сухуми налаживается жизнь, раздают бесплатно хлеб. По данным грузинской стороны, идет расправа над оставшимся грузинским населением. Убит глава прогрузинского правительства Абхазии Жиули Шартава. По сообщению Интерфакса, в Сухуми в ночь на 28 сентября в результате нападения на российский военный санаторий тяжело ранены три российских десантника. Один из них скончался. Последнюю неделю до падения Сухуми мы жили в том санатории под охраной этих ребят.

ТЫ В ПАДАЮЩЕМ САМОЛЕТЕ

Большой самолет выскочил из облака и сразу привлек внимание всех, кто был на нашем корабле. За самолетом тянулся огромный черный шлейф. Еще секунд пятнадцать ТУ-134, следовавший рейсом Сочи—Сухуми, цеплялся за жизнь, медленно снижался к поверхности моря, а потом колом вошел в воду в 1,5 км от берега и сразу взорвался. По абхазскому катеру, выпустившему в гражданский самолет тепловую ракету, отчаянно ударили из всех видов оружия. Ему вдогонку полетели ракеты, загрохотали гаубицы. Кажется, стреляли даже из автоматов.

«В Сухуми не хватало «бортов» для полетов в Тбилиси, и по просьбе грузинской стороны самолет был отправлен раньше намеченного срока. Поэтому в самолете был только 21 пассажир», — рассказала нам диспетчер аэропорта Сочи Нина Мартынова, проводившая регистрацию билетов на тот рейс. Среди пассажиров ей запомнились греки, летевшие втроем на похороны погибшего родственника.

Наш катер первым устремился к темному пятну — месту падения. Мы спустились на нижнюю палубу, чтобы сфотографировать спасательную операцию. Казалось, из воды нам машут руками. Но, увы, это были всего лишь взлетавшие чайки. В живых не осталось никого.

Из глубины моря на наших глазах всплывали трупы. Вернее, части трупов.



Фотоаппарат дрожал в руках, когда мы снимали эти останки. Мимо проплыл белый трупик ребенка, покачиваясь на волнах. Половинка мужчины с волосатой грудью источала из себя темную кровь. Скальп, кусок кожи. Левая сторона женщины. Все тела были голые, взрыв раздел пассажиров перед смертью.

В тишине плескалась вода о борт катера. Вдали мирно наблюдали за происходящим большие российские военные корабли. Навязчиво лезла мысль: «Ты в этом самолете минуту назад». Впереди нас ждал Сухуми.

ГОРОД МЕРТВЫХ

«Здесь вас может убить в любую минуту. Взорвется рядом мина, и останутся одни ботинки, — рассказали нам грузинские гвардейцы по дороге в город. — Зато душа после такой смерти попадет в рай».
Сухуми встретил нас настоящим адом. Абхазы утюжили свою столицу гаубицами, установками «Град» и «Шилка», минометами «Василек», предназначенными для поражения живой силы. Горожан косило десятками.

В среду возле Красного моста мы видели перевернутую машину, рядом — женский труп. На следующий день там же женщине оторвало ногу. Очевидцы рассказывали, что она страшно кричала. Где-то в центре накрыло целую семью, спешившую из города со своим скарбом. Они попали в «градовую сетку» — разметало так, что нечего было и хоронить. А уже во время боев в городе в подвале одного из домов, говорят, засыпало двух старух. Откопать так и не успели.
По данным уже покойного главы прогрузинского правительства Жиули Шартавы, за четыре первых дня было убито 58 и ранено 750 человек. Осколки доставали людей всюду. В первый день мы опрометчиво отправились гулять по городу и сразу попали под бомбежку. В узком крытом проходе между домами нам показалось безопасно. Один из местных рассказал нам потом, как накануне отрикошетившим осколком убило спрятавшегося тут гвардейца. В комнате, где мы поселились, казалось, было слишком много окон — во время сильных бомбежек забирались в туалет. На ночь перед окнами мы устраивали баррикады из мебели. Тем не менее днем по улицам Сухуми, положась на судьбу, ходило много людей.

ГРАЖДАНСКИЕ САМОЛЕТЫ НЕ УМЕЮТ ЛЕТАТЬ НАД ВОЙНОЙ

За время перемирия в Сухуми вернулось множество беженцев. Причем перебрались вместе с детьми, поверив в прочность достигнутого соглашения и в посредничество России. Теперь им приходилось снова бежать. Только на сей раз это было куда сложнее и опасней. В этом мы убедились на своей собственной шкуре.

Сухопутная дорога на Очамчиру была перерезана. Абхазы и казаки захватили 15-километровый участок и, чтобы его удерживать, выставили на передовую в качестве живого щита 500 заложников — жителей села Ахалдабы, оказавшегося в центре боевых действий.

Абхазские катера обстреляли шестью ракетами причал в Агудзерах, пригороде Сухуми, куда обычно приезжали суда и забирали беженцев. Людей с пристани как ветром сдуло (в момент обстрела на берегу находилась толпа, ожидавшая прибытия кораблей). Оставался один путь — по воздуху. В аэропорт сплошным потоком шли беженцы. Мы, желая поскорее выбраться из города, тоже рванули туда. На наших глазах на посадочную полосу упал и взорвался ТУ-154, прилетевший из Тбилиси. Как и первый самолет, он был сбит тепловой ракетой с абхазского катера. В самолете везли боеприпасы, и поэтому его очень долго тушили. Уже в сумерках из обгорелого корпуса извлекали и расцепляли спекшиеся трупы пассажиров. Погибло 80 человек. Чудом в носовой части остались живы три члена экипажа и грузинский журналист, снимавший из кабины заход самолета на посадку. Один из них пошел даже своим ходом. Уцелели и два гвардейца, которых выбросило на поле при взрыве. 



Потрясенные, мы вернулись в Сухуми. На следующий день, 23 сентября, в аэропорту был сбит улетавший самолет с беженцами. Он не успел оторваться от взлетной полосы, поэтому погиб только один человек — Вахтанг Тедиашвили, 19-летний сын Левана Тедиашвили, двукратного олимпийского чемпиона по вольной борьбе, с которым мы накануне встречались в резиденции Шеварднадзе. Аэропорт закрыли окончательно (мы и сами ни за какие деньги не полезли бы в самолет). Город оказался отрезанным от остальной части Грузии. В тот же вечер бывшие с нами иностранные журналисты где-то раздобыли бутылку водки и всю ночь под грохот обстрела с корявым акцентом пели «Не слышны в саду даже шорохи», аккомпанируя себе на стоявшем в вестибюле пианино.

МОРДОЙ В ГРЯЗЬ

Посредничество России в урегулировании грузино-абхазского конфликта оказалось в глубокой клоаке. Большой скандал не разразился только потому, что в самой Москве произошли известные события, и Абхазия с ее вечной войной отошла на задний план. Но в правительстве России после 16 сентября явно царило сильное замешательство. В своем распоряжении правительство фактически признало, что существовала неконтролируемая продажа оружия абхазской стороне.
Судя по силе, с которой абхазы атаковали город, оружия поставлено было даже очень много. Интересно, что гудаутское руководство, не особо задумываясь, пожертвовало авторитетом России ради достижения своей цели — взятия Сухуми.

На фоне недавнего триумфа Билла Клинтона, который на лужайке перед Белым домом соединил руки некогда непримиримых врагов — Ясира Арафата и Ицхака Рабина, миротворческая миссия России выглядит не в лучшем свете: российские посредники дошли до того, что просто посоветовали Шеварднадзе капитулировать.

Сам Шеварднадзе так прокомментировал ситуацию, отвечая на наши вопросы в Сухуми:
— Не было никакого посредничества. Просто нас обманули. Каждый раз, когда подписывалось какое-нибудь соглашение, мы оказывались обманутыми. В сентябре прошлого года в Москве, в мае этого года, теперь в Сочи. Так не делается большая и серьезная политика.

Эти слова Шеварднадзе новости Би-би-си распространили по всему миру. Мы попросили Эдуарда Шеварднадзе самого определить, что должна сделать Россия, чтобы не ударить лицом в грязь.
— Мне кажется, это уже будет трудно. Но Россия все же может сделать смелый шаг — призвать к порядку гудаутскую группировку. Ведь эта группировка в буквальном смысле на содержании России. Экономическая, военная помощь. Это люди, которые бомбят, уничтожают свой собственный город. С ними трудно иметь дело. Я вообще не знаю, как это назвать. Мне не хочется говорить что-то нехорошее в адрес России, потому что мы без нее не можем.
Россия не просто не выполнила взятые на себя обязательства гаранта и посредника. Гораздо хуже то, что она осталась равнодушной.

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

В эти дни около 30 тысяч беженцев скопилось в Агудзерах и Гульрипше — пригородах Сухуми. Люди надеялись, что это место абхазские формирования, занимавшие город, бомбить не осмелятся: в подземных складах Агудзер находятся десятки тысяч тонн радиоактивных отходов.
Сюда же бежал и Эдуард Шеварднадзе после падения Сухуми. Он отказывался уезжать до тех пор, пока не будет эвакуирован последний беженец, — это было последнее, что он смог сделать для несчастных сухумцев.

Обезумевшие от страха люди метались с детьми и стариками от аэропорта к причалам, ища выход, с надеждой смотря на российские корабли, которые стояли на рейде в море.
Однако первый караван российских судов, эвакуировавших мирное население из Сухуми, прибыл только в субботу, когда в городе вовсю развернулись бои. Официально такая медлительность объяснялась отсутствием соглашения между абхазами и грузинами, посвященного вопросу эвакуации беженцев. Только беззащитные прогулочные катера, присланные руководителем Аджарии Асланом Абашидзе, вывозили в Батуми людей, несмотря на обстрел абхазскими военными катерами.



Было тошно наблюдать, как пресса и телевидение сообщили об «усилиях российского правительства по эвакуации беженцев из Сухуми».
«Да, собственно, мы и не за вами шли», — рассказали нам российские военные моряки. Корабли занимались поисками черного ящика российского самолета СУ-25, неизвестно кем сбитого у берегов Абхазии. Долгое время они ковыряли дно, собирая останки самолета. Нашли обезглавленный труп летчика — во время катапультирования не открылся стеклянный колпак, — но сам черный ящик не был обнаружен. И корабли получили приказ перед возвращением на базу войти в Сухуми и забрать беженцев.

Эвакуация продолжалась недолго: в субботу абхазы начали решительное наступление и разделили город на две части, прорвавшись к морю в районе Красного моста (здесь 14 месяцев назад началась эта война). На склоне горы, где расположена телевышка, стояла страшная автоматная трескотня, и до бегущих к причалу беженцев долетали шальные пули.
На нашем спасательном судне оказалось примерно 400 человек. На борту были беременная женщина, наши раненые десантники из оказавшейся прямо на линии фронта российской части, с величайшими предосторожностями были привезены два абхазских наблюдателя, оказавшиеся на момент возобновления боевых действий в Сухуми и буквально вырванные российскими десантниками из грузинского плена. На корабль пришел мальчик-сирота, рассказавший капитану, как его маму разорвало миной.

Россия развернула масштабный вывоз беженцев из Агудзер, хотя и с большим опозданием. Широко сообщается о десятках тысяч вывезенных. Но не оставляет впечатление, что эта гуманитарная акция устраивается только для того, чтобы умыть руки.

Дмитрий ХОЛОДОВ

Комментариев нет:

Технологии Blogger.