Как российские военные Кодори брали

2 Comments
Сегодня.ру опубликовала статью, которая вносит уточнения в легенду, созданную ОРТ о том, как абхазы брали Кодорское ущелье. Но и не только это меняется. Можно верить этой статье, можно не верит. Но статья написана явно не прогрузински.

Война длиной в два дня

Мы вошли в Кодоры первыми после ударов нашей артиллерии и авиации. Настрой был решительным. Мы видели по телевизору, что творилось в Осетии, и были готовы к полноценной войне. Скажу честно, я и многие ребята из нашего отряда в хорошем смысле этого слова мандражировали. Те из нас, кто был в Чечне и принимал участие в боевых действиях против боевиков, понимали ,что это будет другая война. Мы столкнемся с регулярной армией другого государства. Грузия имеет все три рода войск, как и у нас, Сухопутные войска, ВВС и ВМФ. Последние пять лет их обучали американцы. В принципе, нас это не пугало – все это время наряду с борьбой против НВФ нас учили воевать и с регулярной армией. Вероятным противником в ходе обучения была армия США. Грузия взяла их структуру, чем облегчила нам задачу. К тому же перед операцией нам дали полную раскладку по структуре ВС Грузии.

У нас отряде 70 % бойцов были первогодки, заключившие контракт после года срочной службы. За год в бригаде мы их основательно натаскали, и в командировку, поехали самые подготовленные, а некоторые даже обиделись, что их не взяли. Но командир сказал, что едут те, кто прошел Чечню, и отличники боевой и физической подготовки.

Артиллерия работала «на ура». «Градовские» ракеты летели над нами стаями – разрывы шли эхом по ущелью. Затем пошли мы, двигались осторожно. Воздушная разведка сообщала, что грузинские войска спешно отходят. Но мы опасались ловушки и двигались, как учили. Радиоперехват тоже говорил о полной панике, царившей в грузинском воинстве. Прямо с нами шел прапорщик, переводивший нашему командиру все, о чем лопотали грузины в эфире. Но нам дали приказ не расслабляться и открывать огонь первыми, если противник будет в визуальной видимости. Вскоре мы прошли первые грузинские блокпосты – они были брошены, были видны следы нашей артиллерии. Затем пошли дальше, и чем дальше мы шли, все отчетливей понимали, что грузины драпанули: село за селом мы не встречали сопротивления. Местные жители тоже бежали, дома стояли пустыми, некоторые с открытыми дверями. Видно, люди уходили в спешке.

Вскоре мы прошли через село, где располагалась временная администрация Грузии так называемой «Верхней Абхазии». Когда и здесь не прозвучало не выстрела, стало понятно, что наступил блицкриг. Тогда мы сели на БТР и погнали дальше, в воздухе господствовала наша авиация. Кое-где обгоняли группы беженцев, которые двигались на тележках, запряженных ослами. Сначала они разбегались, но видя, что мы – русские, и их не трогаем, подходили к нам и спрашивали про абхазов, вошли ли они за нами. Мы этого не знали, и говорили им, чтоб они не боялись нас и возвращались домой. Но они все равно двигались в сторону Грузии. Беженцев становилось больше.
Мы стали замечать крепких коротко стриженых парней в неподходящей им по размеру гражданской одежде. Мы задержали, и допросили их, оказалось это солдаты грузинской армии. Они рассказали, что когда начался обстрел, офицеры первые попрыгали в джипы и уехали в штаб на совещание, больше их никто не видел. Затем их капрал по рации вышел на штаб. Связь у них, действительно, хорошая. А им сказали, что русские уже в 20 километрах от Тбилиси, и что-то типа «держитесь до конца». Но отсутствие руководства породило панику, и тогда у них началось бегство. Кто был посноровистей и посильнее, втиснулись в машины, остальным пришлось идти пешком. Вдоль дорог кучками лежал натовский камуфляж с грузинскими шевронами. В некоторых местах они сжигали форму и оружие а, часто просто бросали. Мы с ребятами подобрали штук 15 американских винтовок М-4 и штук 20 наших «калашей».

Позже нам дали команду остановиться. Заночевали в каком-то селе, выставив охранение, как учили, но почти никто не спал – смотрели в «ночники». Думали, может, это все-таки изощренная ловушка, и ночью нас вырежут. Но ничего не произошло, утром наскоро перекусили сухпаем и двинули дальше. За ночь все беженцы ушли и теперь мы шли по пустым селам, грузинской армии негде не было. Единственное, наткнулись на колонну из 3 армейских КрАЗов. Их видать спугнули вертолетчики, и они разбежались, бросив технику. Саперы проверили их, и мы увеличили нашу колонну еще на 3 машины.

Скоро нам дали команду остановиться и закрепиться. Кодорское ущелье закончилось. Так и закончилась наша война без единого выстрела по цели.

Мавры служат в российском спецназе

Когда мы стали возвращаться, то застали во всех селах абхазскую армию, если ее можно так назвать. На самом деле это ополченцы, которые подчиняются не командирам, а криминально родовым авторитетам. Во всех селах растаскивали все, что плохо лежит. Если еще вчера это было вполне нормальное село с хорошо отремонтированными административными зданиями, школами и банками, то за день войны все превратилось в руины.

Нашу часть вывели на равнину, но в верхней части ущелья остались наши посты. Мы заняли мало разграбленный дом, притащили туда из грузинских казарм кровати и дизельный генератор. За день организовали круговую оборону объекта, поставили дистанционные и сигнальные мины. Началась рутинная служба – караулы, рейды, секреты.

Оружие, брошенное грузинами, включая танки и артиллерию, абхазы взяли себе. Боеприпасов было так много, что их вывозили примерно месяц. Я невольно представил, что бы было с нами, если вместо грузинских горе вояк, мы столкнулись бы здесь с теми же боевиками, с которыми воевали в Чечне. При таком вооружении даже необученные боевики могли нанести нам немалый урон. В ущелье пространство для маневра очень ограничено. Это вообще идеальное место для подготовленной обороны, но грузины собирались отсюда наступать.

Абхазы подметали буквально все. Был интересный эпизод. На одном из складов среди натовского теплого белья лежали новые портянки в рулонах, наверное, еще с советских времен. Первая волна подмела весь склад, остались только портянки. Тогда наш «прапор» сказал, когда они заберут со склада портянки, значит, в Кодорах больше брать нечего. Портянки увезли на следующий день.

Вообще, абхазы ведут себя странновато. Когда мы только прибыли в Абхазию нас встречали цветами, говорили, что мы освободители. Как только признали их независимость, отношение поменялось. Теперь в разговорах с ними мы чаще слышим: «Мы маленькие но гордые. Разберемся во всем сами без русских». Такое ощущение – Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Принесли свободу на свою голову еще одному кавказскому народу. Теперь будем еще и их, как Чечню отстраивать. Не враги вроде, но и не друзья. Еще, в общем, одно ярмо на шею Россия себе повесила.

Я сам с Перми, перед командировкой дома был, мама в больнице лежала. Больница – двухэтажный деревянный барак с плесенью на потолке. Я тогда себя на мысли поймал – вот бы маме в Грозном полечиться. Там больницу даже Путину показывали, мы его охрану подстраховывали. Там все новое оборудование импортное, евроремонт, а у нас плесень и ржавые шконки. Кто кого победил? Обидно. У нас тут некоторые офицеры губы раскатали – домики на побережье, пенсия под пальмами. Им тут же все четко объяснили и про домики и про пенсию.

Недвижимость на побережье Абхазии как в Сочи стоит, несмотря на то, что качеством хуже. Разрушенные дома и пустые квартиры в высотках все имеют хозяев. В том же Сухуми население до войны 1994 года составляло – 20% абхазов, потом 50% грузин, остальные – евреи, армяне, греки, русские. Когда началась война, грузин прогнали, за евреями и греками пришли пароходы с исторической родины, армяне в Адлер подались, и только русские опять никому не нужны оказались. Так вот оставшиеся абхазы приватизировали все брошенные квартиры. Не простые люди, конечно, а те, кто при власти и пошустрее. Так, у некоторых на руках оказалось по 10-15 квартир. За 3 последних года цены на них довели до сочинских. Они сейчас на это и живут. Тут по местному телевизору заседание абхазского парламента показывали. Один депутат так и сказал: «Сельское хозяйство поднимать надо, а то скоро все грузинские квартиры продадим, что дальше делать будем?». Так, что домики в Абхазии нам тоже не видать.

Как сванов превратили в шоуменов

Местные жители в Кодоры не возвращаются, хотя у нас приказ пропускать их беспрепятственно. Нам выданы копии грузинских паспортов, и мы знаем, кого пускать, кого нет. Очень редко приходят мужчины посмотреть свои дома, вставляют замки – все равно брать уже у них нечего. Абхазы с наступлением холодов ушли. Оставили только в одном из домов свой пост. Приходящие мужики сваны ведут себя дружелюбно. От них мы узнали, что власть Саакашвили пришла к ним всего пару лет назад. До этого они жили сами по себе, не подчиняясь ни абхазам, ни грузинам. У них были свои авторитеты из местных, которые при Шеварднадзе трясли с него деньги, якобы, на охрану границы с Абхазией, а сами занимались криминалом и контрабандой. Когда пришел к власти Мишико, он перестал им платить деньги. Тогда сванские лидеры пригрозили, что перейдут на службу к русским. Этого Миша терпеть не стал и провел войсковую операцию по зачистке Кодор. Сопротивление сваны ему оказали слабое, так как лидер свой им тоже поднадоел. Хотелось им уже стабильности и пенсий. И вот в Сванетии стали строить школы открывать аптеки и банки. Военная инфраструктура тоже усиливалась, не от кого не скрывалось, что именно отсюда начнется освобождение Абхазии. Сваны вроде, как только жить нормально начали, а тут война.

Бежали не от русских, боялись абхазов. В Грузии для них построили палаточные лагеря со всем необходимым. Там их кормят, одевают, лелеют и, конечно, постоянно привозят всяких наблюдателей и прочих политических бонз. Сваны стали частью политического шоу под названием грузинские беженцы.

Многие, не смотря на сытую жизнь в палатках, хотят вернуться домой. Но грузинские власти категорически запрещают возвращаться женщинам и детям. Похоже, спектакль еще не закончен. Но в лагерях появились люди, предлагающие сванам за неплохие деньги заняться диверсионной работой. Об этом они нам сами, не стесняясь, рассказывали. Только им этого не надо – они все равно хотят вернуться домой, и жить пусть даже при абхазах. Сами абхазы тоже снисходительно смотрят на сванов.

В разговоре с Тамазом – абхазским милиционером, дежурившим возле нас, я узнал что сванов в Грузии тоже не очень любят. Когда грузины проиграли бои за Сухуми в 1994 году, их беженцы женщины и дети шли в Грузию пешком через вот эти вот сванские села, и сваны обували их по полной программе – за тарелку мамалыги брали злотые серьги и кольца. А зажиточных грузин, кто выбирался на машинах, просто грабили, забирая транспорт и все ценное. Так что история, можно сказать, их наказала за грехи 15-летней давности.

Были у нас и наблюдатели ООН. Из разговора с ними я понял, что у них установка не нервировать Россию и в сложившийся ситуации признать агрессию Грузии. Все это делается для того, чтоб их не погнали из Абхазии. Как я понял положение их шаткое – абхазам они тоже теперь не нужны. Возможно, будут торговаться. Во всяком случае, статус миссии, скорее всего, будет изменен из военной в гражданскую. Несколько месяцев мы простояли в Кодорах. За это время никто на нас не напал и не совершил диверсии. Со всех дворов к нам пришли брошенные хозяевами собаки и встали к нам на довольствие. Люди так и не вернулись. Часть нашего отряда прошла без боя и захватила военные базы грузин в Поти и Сенаки, полностью уничтожив тогда грузинскую военную инфраструктуру.

Я думаю, что армия Грузии уже не оправится от этого удара. Как не крути, а грузины – не вояки. Наш командир так говорит: «Как грузинскую армию не обучай, все равно получится мужской хор. Одень их в натовский камуфляж, это будет мужской хор в натовской форме». Американцев тоже жалко – столько «бабла» вкачали, а на выходе полный ноль.

То, что побывал в такой командировке, не жалею, и вообще, наверно, буду продлевать контракт. Говорят, у нас кризис наступил, пока мы тут грузин к миру принуждали. Единственное обидно – думал, что поучаствую в современном общевойсковом бою. А вышла горная прогулка.

Игорь Перепонов
(фамилия по просьбе
военнослужащего изменена)
Кодорское ущелье,
август-декабрь 2008 г.


You may also like

2 comments:

starless said...

Ну вообще поговаривали же, что там были наши солдаты в абхазской форме, а абхазские войска не участвовали в выгоне грузин из Кодори. Всё достаточно чётко и похоже на то, что рассказывали люди из Абхазии.

distort303 said...

http://distort303.livejournal.com/639789.html

педарача про ето

.

eXTReMe Tracker

Ads