СНЫ О ВОЙНЕ: Последний штурм Сухуми. 16-27 сентбяря 1993



16 сентября 1993 - начало конца в Сухуми
Утром 16 сентября я проснулся от артиллериской канонады, которая слышалась издалека. Выйдя на улицу, я понял, что она слышытся с востока, со стороны Гульрипши. Сомнений быть не могло, мирное соглашения было нарушено. В принципе у меня не было никакой паники, год войны приучил к таким поворотам судьбы. Вернувшись в дом, я включил телевизор, где все основные российские каналы говорили о том, что абхазская сторона нарушила соглашение и начала наступление по всем фронтам. в 10 часов я переключил на сухумское телевидение, где должен был быть экстренный выпуск новостей. Прошла заставка - и потух свет. Это в Очамчирском районе абхазские диверсанты взорвали вышки ЛЭП, и весь Сухуми остался без света. 



Постепенно становилась ясной обстановка: город был блокирован со всех сторон, абхазские формирования атакуют с новыми силами, а у грузинских войск, которые остались в Сухуми, нет ни техники, ни вооружений, т.к. все вывезли в Поти во исполнение мирного договора. Из окрестных сел в Сухуми потянулись беженцы, рассказывая что абхазы действуют небольшими группами, по 10-15 человек, занимают села, в Ахалдабе они взяли в заложники женщин и детей. В вооружении у них кроме стрелкового оружия, легкие минометы.

Постепенно и в самом Сухуми началась паника, ведь очень много людей вернулось во время перемирия. Сами грузинские бойцы были связаны по рукам и ногам тем, что их жены и дети находились в Сухуми и им приходилось думать о том, как их вывезти из осажденного города. 

Со стороны Гумисты абхазским отрядам без проблем удалось форсировать реку и занять учхоз Эшеру. Но это был отвлекающий манерв, основной удар на Сухуми был направлен с села Шрома. С моря город блокировали несколько боевых катеров без номерных знаков... Параллельно началась бомбежка кварталов Сухуми, через несколько дней превратившаяся практически в ковровую...

17-18 сентября. Надежда есть, шансов - никаких
Второй и третий день штурма Сухуми абхазскими соединениями оказались очень тяжелыми для защитников Сухуми. После первого дня, когда наступление застало врасплох всех находившихся в Сухуми, Сухумскому батальону, единственному военному формированию, которое осталось в Сухуми после вывода грузинских войск удалось собрать людей и силы, для отражения атаки. Однако вооружения у них не было, не только тяжелого, но и стрелкового. Грузины шли на оборону Сухуми с дробовиками, с карабинами, с дедовскими дрехлинейками. Против них выступали укоплектованные по полной форме подготовленные к штурму абхазские отряды. У них были танки, пушки, Грады, катера с ПЗРК. Вся эта техника должна была быть сдана, по мирному договору, российским военным, затворы с этих орудий хранились у российского командования, и это тоже по мирному договору... У грузин же остались 2 подбитые по время войны "шилки" (с поврежденными двигателями), один ЛБТМ, одна Д-30 (тоже поврежденная), один НУРС... Шилки подставили на платформы и повезли на передовую, как ДОТ. Но их быстро подбили российскими ПТУРСами.

Однако чуствовалось, что абхазы не ожидали такого сопротивления. За пару дней им не удалось продвинутся дальше того, что они заняли в первый день. Это стало возможным только благодаря отважным сухумчанам, которые ценой своей жизни останавливали наступление абхазских формирований, зная что позади них - десятки тысяч беззащитный женщин и детей. Сотни ребят ушли на передовую, и очень многие так и не вернулись оттуда...

Начались массированные бомбежки Сухуми. Город расстреливали практически прямой наводкой из всех видом артиллерии. Раньше, во время войны абхазские артиллеристы давали пару залпов и убегали со своих позиций, т.к. по ним грузинские артиллеристы наносили ответный огонь, с целью подавления огневый точек. Сейчас же никто ответный огонь не открывал, просто не из чего было... Население Сухуми, которое во второй день штурма Сухуми все же вернулось в дома, опять начало покидать свои дома, ища пути к выходу из окружения. Мой отец тоже вранул в аэропорт, пытаясь узнать какие шансы улететь. Шансов не было никаких. Аэропорт был забит беженцами, самолетов же - не было... Он вернулся домой ни с чем. Позже ему придется сделать еще несколько рейсов, пытаясь вывезти, нас, своих детей, ища выход в этой стене, окружавшей Сухуми.

Покинуть Сухуми на корабле было очень опасно, так как эти корабли обстреливала абхазская артиллерия. Только мастерство капитана теплохода, как видно на видео, спасло беженцев от смерти... Мужчины отправляли свои семьи из Сухуми и сами шли в бой.

Надо признать, что наш район на ул.Чанба практически не бомбили, в отличие от предыдущих военных действий, т.к. мы оказались почти на линии фронта, а "Грады" утюжили тыл грузин, центральные кварталы города.

19 сентября. В осаде
Сухуми, оставшийся без света, был в полном информационном вакууме, никакой информации извне не приходило, также никакая информация не уходила из Сухуми. В мире мало кто знал, что творится в осажденном городе. Только спустя несколько дней мы поняли, в какой тяжелой ситуация оказались. С Запада и Востока наступали абхазские формирования, с севера были горы, с юга - море. Единственная дорога была через Сванетию, через Кодорское ущелье. Однако об этом мы не хотели думать.







Единственная помощь, которая пришла защитникам Сухуми - это отряд тбилисских полицейских, порядка 150 человек, прилетевших на Ту-154. В аэропорту скопилось уйма народу, и все хотели попасть на этом самолет. Многие несколько ночей спали на трапах, надеясь что так они попадут в самолет. Самолет улетел, утрамбованный по самые нельзя... Это был последний самолет (не считая Шеварднадзевского) который прилетел или улетел из Сухуми.

Этот отряд бросили на защиту с. Яштуха, но неподготовленные к боям полицейские долго не смогли удерживать этот рубеж. На следующий день один из них, с раненным товарищем оказались у моего соседа, своего родственника. Они рассказали тяжелую правду:

Выведенные из Сухуми войска находились в Поти, в Сухуми они не могли попасть, т.к. дорогу им преграждали "звиадисты", в тот момент союзники абхазов. Сотни единиц техники и тысячи оенных не могли прийти на помощь Сухуми. Часть войск, расположенных в Очамчирском районе, не могли двигатся потому что в с. Ахалдаба абхазцы взяли в заложники около 300 человек, в основном женщин и детей, заявили что если грузинская техиника приблизится в Кодорскому мосту, то их убьют.

Единственно чем могли помочь военные из центральной Грузии - это пара Су-25. Они пытались разбомбить мосты в Гумисте и в районе моста царицы Тамар. На Гумисте не удалось подойти даже близко, а у нас на Беслетке они побоялись повредить древний мост, и сбросили бомбы на дорогу. Эти "сушки" летали до последнего дня, их всех сбили в итоге. 

У защитников Сухуми боеприпасы были на исходе, радиосвязи практически не было, госпиталь из республиканской больницы перенесли в пос. Агудзера, что осложняло доставку раненных, но несмотря ни на что они продолжали упорное сопротивление превосходящим силам противника, защищая свои семьи

21 сентября - Рождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы
21 сентября 1993 года, в день Рождества Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии абхазские вандалы, штурмующие разоруженный Сухуми, совершили террористический акт по отношению к пассажирскому самолету Ту-134. Что пишет авторитетный сайт artofwar.ru "Первой жертвой абхазских формирований стал действительно гражданский самолет, причем летевший из России. 21 сентября в 16:25 при подлете к аэропорту Сухуми ракетой ПЗРК "Стрела-2" с катера был сбит Ту-134, совершавший рейс Сочи-Сухуми. Упавший в море самолет стал могилой для 28 человек. Среди погибших оказались российские и иностранные журналисты. В другое время этот инцидент вызвал бы бурю негодования, но в конце сентября 1993-го российское руководство было всецело поглощено "разборками" между президентом и Верховным советом и на то, что в этот момент происходило в Абхазии, почти никто не обращал внимания. А там разыгрывался последний акт сухумской драмы, и количество жертв росло с каждым днем" В этом самолете летели российские журналисты, а также Александра ТАТЛ (Alexandra Tuttle), писавшая для “Wall Street Journal”, они летели чтоб пробить информационную блокаду, в которой оказался осажденный Сухуми. Но кто то в Гудауте принял решение не пустить их в зону конфликта... Я видел как падал этот самолет, пол Сухуми видело это: самолет заходил с моря на посадку, вдруг с моря к нему потянулась полоска дыма, и самолет сделал крен на крыло, начал падать, в последний момент вроде как выпрямился... Что было дальше, я не видел, он скрылся за домами... У меня есть видео, последней секунды его падения, но смотреть там практически нечего...

На полях сражений же продолжались кровопролитные бои. Защитники Сухуми мужественно отбивали атаки абхаазских формирований, однако их силы иссякали. Кончались и боеприпасы. Потери среди грузинских военных и ополченцев составляли не менее 40% от общего их числа. Перенос госпиталя из Республиканской больницы в Новом Районе в Агудзеру повлек за собой отток сражающихся с линии фронта. Из-за отсутствия медицинской службы раненных в госпиталь увозили друзья, т.е. на каждого раненного приходилось 4 здоровых, покинувших хоть и временно свои позиции. 

Сирена воздушной тревоги, которую во время войны включали, когда на позиции выходили абхазские "Грады", готовившие бомбежку Сухуми, щас же эта сирена работала почти без перерыва... Любой, услышавший ее звук хоть раз в жизни, никогда его не забудет. Даже далеко от центра города, у нас, мы ее слышали. и от этого звука мурашки по коже бежали... Ежеминутные бомбежки заставляли население покидать дома и бежать на восток, подальше от смерти. Но даже там не было спасения. Выхода из города не было.





22 сентября. Сбитый Ту-154
22 сентября 1993 года ознаменовалось еще одним террористическим актом абхазских сепаратистов против пассажирских самолетов. Самолет Ту-154 грузинской авиакомпании Орби летевший из Тбилиси в Сухуми был сбит ракетой ПЗРК с того же катера, который за день до этого сбил российский Ту-134. На этот Ту-154 была наша последняя надежда, на нем в Сухуми летели 120 полицейских из тбилисской полицейской академии, а также врачи. Однако когда самолет заходил на посадку, и шел на небольшой высоте, по нему выстрелили из ПЗРК. Ракета попала в двигатель, самолет завалился на крыло. Пилоты сделали все что было в их силах, выровняли самолет, подняли нос, "тушка" нормально зашла на полосу, но в последний момент самолет накренился, ударился об землю, проехав по полосе несколько метров, перекувырнкулся, разломившишь на несколько частей. Из лопнувших баков брызнуло горючее и самолет вспыхнул алым пламенем... В огне погибли все, кто не находился в носовой части. В живых остались несколько человек... Все это произошло на глазах моего отца, пытавшегося найти выход из Сухуми. Он вернулся в город и рассказал нам о произошедшем..

Это была страшная трагедия. Бойцы пожарной команды пытались потушить самолет, но в баках было много керосина, т.к. горючее брали на туда-обратно. Но самое страшное было дальше. Надо было разобрать обломки и вытащить тела погибших... Многие не смогли даже на это смотреть, и даже находится рядом. Паралельно с запахом бензина в воздухе видал запах жаренного человеческого мяса...

Кроме потери людей, это был знак что на покидание Сухуми на самолете нельзя было расчитывать. Люди бросились к морю, с надеждой смотря в сторону востока. Но в бухте только качались на волнах абхазские катера, один из которых сбил 2 пассажирских самолета... 

На фронте сильно ошющался недостаток боеприпасов и людских ресурсов. Оставшиеся в живых защитники города отстреливались из охотничий ружей, шли в атаку, чтоб захватить немного боеприпасов. Однако круг осады вокруг Сухуми сужался, был потеряны Нижняя и Верхняя Эешеры, с. Яштуха, через объездную дорогу абхазские боевики зашли в тыл Сухуми. Со стороны с. Михайловка в направлении Сухумской горы пробивался отряд отборных боевиков, грузинские ополченцы с боями отступали.

В эти дня я впервые начал молится Богу. Каждый вечер перед сном я просил Бога дать силы нам, защитить мою семью, моих близких, мой город...

И наша семья выжила

23 сентября. Круг сужается
23 сентября 1993 года кроме бомбежек центральных кварталов Сухуми, абхазские артиллеристы нанесли удар и по аэропорту в Бабушере, где скопились тысячи женщин и детей, пытавшихся покинуть горящий Сухуми. Похоже что абхазские наводчики видели, что беженцы погрузились в последний целый самолет Як-40, находившийся в Сухуми, и что этот самолет вырулил на взлетно-посадочную полосу. Залп абхазского "Града" и самолет заполненный под завязку людьми загорелся... К счастью, пожарные, зная подлость атакующих, находились рядом и помогли пассажирам выбратся из самолета...


Кольцо же окружения вокруг Сухуми сужалось с каждым днем. Подкрепление, обещанное грузинским правительством так и не приходило, несмотря на то, что оно находилось очень близко, в Очамчирском районе, но там их удерживали абхазские партизаны, у которых в руках находились грузинские заложники. Без этой помощи в уличных боях иссякали силы защитников Сухуми, они оставляли район за районом, село за селом. Из-за отсутсвия радиосвязи батальоны отступали не предупредив соседей, что приводило к окружению некоторых батальонов. Едиственная гаубица Д-30 никак не могла внести перевес в сложившуюся ситуацию. 

Вы видимо никогда не слышали с каким звуком летит "Град"? у него какой то шелестящий звук, когда абхазские "грады" пролетали над нами, мы с ужасом вслушивались, надеясь что он не перерастет в свист, т.к. это означало бы что он упадет рядом. Но бомбили намного дальше нас. Несмотря на близость фронта, мы не уходили из дома, т.к. все же надеялись, что все уладится. Сегодня я с ужасом вспоминаю, как мы решились оставатся в такой ситуации. Сегодня я бы на такое не пошел бы. Мы же ушли из дома только через 2 дня, 25 сентября 1993 года

24-25 сентября. Последний день дома.
24 сентября 1993 года стало переломным моментом в битве за Сухуми. Абхазские формирования по зашли в тыл грузинским войскам и ополченцам со стороны Шромы. Вся цепь гор была под их контролем и 24 сентрября они вошли в оборону грузин, как нож в масло. Этот участок был наименее укреплен и тут абхазским отрядом удалось продвинутся сразу на большое расстояние. Со стороны гор по направлению к турбазе Челюскинцев пошел армянский батальон, самый жестокий и кровавый. Мы же наблюдали как вечером 24 го абхазские отряды с боями двигались вниз от с. Михайловка к Сухумской горе. Самого боя и звуков мы не видели, это происходило за пригорком, но мы с ужасом наблюдали как один за другим поднимались к небу столбы дыма, примерно каждые пять-десять минут. Это горели дома грузин, которые жгли наступавшие. Стало понятно, что оставатся дома было нельзя, мы постепенно оказывавались в мешке.

Утром 25 сентября 1993 года мы взяли собранные накануне сумки, погрузили на мой велосипед, и вышли на улицу. Чесно признатся, я и не думал уходить, я хотел своих отправить в подальше, а самому вернутся домой. Тем более что мои бабушка и дедушка оставались дома, т.к. пешком не смогли бы уйти, и мы думали что их все же никто не тронет. Попрощавшись, мы всей семьей пошли пешком в сторону центра города. Больше я своих дедушку и бабушку живыми не видел... Вокруг было очень тихо, только вскоре одиночный взводный миномет стрелял, было такое ощущение, что он как бы провожает нас, мины свистели и падали совсем рядом, но позади нас. Так мы дошли до дома правительства, который сегодня сожженый стоит посреди Сухуми. Оттуда должен был отойти автобус с беженцами в пос. Агудзера. Но не тут то было. 



Мы весь день простояли под аркой этого здания, но автобус так и не пришел. Зато мы своими глазами видели что творилось вокруг. На наших глазах начался массированных артобстрел Сухумской горы, пара снарядов попала в аппаратную телевышки, после чего она загорелась. Это вызвало потерю релейной связи между Сухуми и остальной Грузией. После этого начался активный артобстрел Сухуми, его центральных районов. Мы пару раз спускались в подвал дома правительства. в упор видели тех людей, которых через пару дней расстреляют абхазские боевики. Тогда же они были полны этузиазма и не думали что город может быть сдан. Отар Беташвили, друг всего города, говорил что все это пройдет и опять наступит мир. Через 2 дня его друг Евгений Евтушенко, узнав о падении Сухуми, приедет в город, преодолев сотни препятсвий, надеясь спасти друга. Он в конце концов получил разрешение от Ардзинба, но не смог даже получить тело этого золотого человека, который там много сделать для города и сухумчан.

25 сентября. Как я встретился с группой "Альфа"
Но 25 сентября все еще были живы и полны надежд и энергии, они говорили что в 2 часах езды от р. Кодори стоят грузинские войска и готовы прийти на помощь Сухуми. Они сказали, что вот вот должны войти миротворцы, и все закончится. Все это оказалось мифом. Последную ночь в Сухуми мы провели у моей тети, рядом с Домом Правительства. Я ни на минуту не сомкнул глаз, все слушивался в перестрелку, которая то стихала, то опять разгоралась где то вдалеке...

Во вчерашнем посте о последнем дне дома я специально не рассказал о своей встрече с группой "А", иначе "Альфа", выделив это в отдельный пост. Когда мы прятались под флигелевой аркой Дома Правительства в Сухуми, вдруг к нам в арку заехал ГАЗ-66, откуда стали выпригивать крепко сложенные бойцы, одетые в российскую комуфляжную форму. Многие были в масках, они быстро распределились по окнам Дома правительства и крышам его флигелей. Многие из этих ребят имели пулеметы и снайперские винтовки. Это была охрана Шеварднадзе, он собирался прийти на совещаение в Дом Правительства. Конечно было удивительно видеть славянские лица в охране президента Грузии, но больше всего меня удивило вооружение и выправка прибывших. Такого я в нашей армии не видел. Тогда я подумал, вот бы один батальон этих ребят, и не только Сухуми спасем, но и всю Абхазию вернем...

Только по прошедствии десяти лет я прочитал, что это была группа "Альфа", которая была послана в Абхазию для особой миссии. Когда эта миссия оказалось невыполнимой, им поставили задачу - охранять Шеварднадзе, что они выполнили с превосходной четкостью. Они прикрывали его и в Сухуми, и также вытащили его из осажденного города, при том что все летатальные аппараты грузин сбивались абхазскими сепаратистами.

Группа "Альфа" как всегда показала высокий профессионализм.

26 сентября 1993 года. Дорога в никуда
Встав утром 26 сентября 1993 года мы собрали свои вещи, и опять пошли в Дом правительства, в надежде на автобус на Агудзеру. Однако никто не думал об эвакуации людей, автобус не появлялся. Там мы узнали что Сухумскую гору взял противник, и теперь наступление идет на парк Курченко. Наступавшие были хорошо вооружены, у каждой группы были легкие минометы, они обстреливали город с горы, хорошо видя своих жертв. Пока мы находились в Доме Правительства, на наших глазах на контраатаку на Сухумскую гору послали отряд "афганцев", самых подготовленных грузинских воинов. Спустя годы я узнал, что ни один из них не вернулся обратно. И эта стратегическая высота осталась в руках неприятеля. После этого факта стало понятно что город обречен, и что надо срочно отсюда выбиратся. Мой отец разыскал своего знакомого, который согласился довезти нас до Келасурского моста, дальше не мог, т.к. должен был остатся в Синопе. Я быстро побежал к своей мамиде, тете отца, у которой мы переночевали, и сказал что уезжаем и попрощался. Когда бежал обратно услышал как пули щелкают по асфальту где то рядом, потом по стене засчелкали и несколько по крыше прошлись. Выстрелов не было слышно. Мне стало понятно что кто стрелял в меня с горы. По стеночке я пробежал до Дома Правительства, где нас ждала "восьмерка". Мы встиснулись в четвером на заднее седенье машины, пару сумок засунули в багажник и вранули вперед.

Город, который я увидел, я запомнил на всю жизнь. Клянусь, когда я вспоминаю Сухуми я вижу то что я опишу щас. Выехав из Дома Правительства, мы проехали по ул. Фрунзе и вывернули на просп. Чавчавадзе. Водитель вдруг сразу тормознул на углу. На пересечении просп. Ленина и Чавчавадзе, в углу кинотеатра "Комсомолец" стояла разбитая снарядом белая "девятка", из двери машины вывалилось тело водителя. Не долго думая наш водитель поехал вниз по ул. Фрунзе. По всей дороге паралельно нам кто как мог бежали люди, у кого то на руках были дети, кто то нес чемоданы, кто то на тачке вез свой скарб, кто впереди себя толкал детскую коляску. По ул. Лакоба мы пронеслись до детской поликлиники, там свернули на набережную и мимо Спартака выскочили на Красный мост. Все улицы были засыпаны битым кирпичем и стеклом, порванные провода валялись на асфальте, вырванные взрывами цинковые шифера висели на ветках деревьев. Вот таким мне запомнился Сухуми...

Когда мы доехали до Келасурского моста, друг моего отца извинился, что не везет нас до Агудзер, развернулся и уехал назад. Мы же пошли пешком в Агудзеры. Было очень жарко, и трудно было идти. мы шли, и не знали куда потом пойдем, т.к. все дороги из Сухуми были заблокированны. Мы шли и надеялись на чудо. Мимо нас проезжали на большой скорости машины, увозя сухумчан вдаль от города. Когда мы поднимались на пригорок после Мерхеульского моста, мимо нас с трудом поднималась "Toyota", в машине находился тяжелораненный грузинский боец. Он лежал на заднем сидении, ноги были высунуты в окно. На подъеме у машины застучал мотор и она встала. Друзья раненного остановили первую же машину и попросили ее, чтоб раненного довезли до госпиталя. Рененного в живот грузина перенесли в другую машину и она скрылась вдали.

Вскоре мы пришли в Агудзеру. Поселек, в котором раньше жило 5 000 человек, был переполнен, там находилось не меньше 30-50 тысяч человек, треть населения Сухуми. У моей тети в квартире уже остановилась семья ее подружки. Оставив своих дома я пошел в госпиталь, т.к. мне сказали что оттуда в Сухуми пойдет госпитальный автобус. Я решил попытатся вывезти своих дедушку и бабушку, и постаратся забрать некоторые наши вещи. Лучше бы я не пошел бы в этог госпиталь... Такого ужаса я не видел в жизни: морг был забит и сотни погибших лежали вдоль стены госпиталя в тени, накрытые простынями или целофаном. Видны были только ноги, часть была в обуви, тех кого не довезли до госпиталя, некоторые в носках, это те которых положили на операционный стол и но не успели спасти, некоторые были без носков, это те которых прооперировали но не смогли спасти, на некоторых были гиспы... Это было ужасное зрелище, я не мог оторвать глаз от них. Рядом с некоторыми сидели друзья и плакали. Я сам чуть не плакал... Я попросил водителя автобуса подвезти меня в город, он сказал: "сынок, город почти взят, я еду и не знаю, вернусь оттуда живим или нет. Иди лучше к своим"

На следующий день мы покинули Абхазию

Последний день Сухуми.
Как сегодня помню последний день Сухуми...
Утром мы проснулись с надеждой, что помощь придет, ночью мы слышали лязг гусениц, со стороны Кодори на помощь осажденному городу шла подмога, но это было мало. Реку перешли только 2 танк, один "Град" и около 300 грузинских гвардейцев, и это не могло внести перелом в ход битвы.

Поднялись на крышу дома, последние 3 дня мы жили у нашей тети в пос. Агудзера, бывшем "почтовом ящике", где в советсткие времена создавали первую атомную бомбу, и мы увидели как большие военные корабли подошли к причалу в центре Сухуми и долго стояли там, принимая беженцев. Было далеко, и даже в биноколь трудно было понять, какой флаг у корабля. Мы решили, что они наши, и стали собиратся, пытаясь попасть на этот корабль. Это был шанс выйти из окружения

Собрав вещи мы пошли на берег, "Литературный пляж". И на горизонте появился ОН: большой десантный корабль "Ольшанский", принадлежал Черноморскому флоту. Он мог принять на борт 4,000 человек, на берегу собралось 25,000 - в большинстве женщины и дети, мужчины с оружием в руках отстаивали горящий город. Пока БДК пристраивался к берегу, на берегу накалилась обстановка - люди дрались за место у пирса, пробивались вперед.



В этот момент с неба падают ракеты и бомбы - это два Су-25 с красными звездами на крыльях обработали берег. Российские пилоты решили что с кораблей высыживают грузинский десант и произвели бомбежку береговой полосы.

Люди бросив те жалкие вещи, которые смогли захватить из своих домов, бежали в причала в сторону прибрежного леса. Воспользовавшись паузой, мы рванули на причал и взошли на корабль. Через пол часа закрылись затворики и мы отошли от причала... Это был последний день когда я ступал по родной абхазской земле...

в это время в Сухуми ракрылись врата ада

Ад в раю

27 сентября 1993 года, в большой православный праздник, Воздвижение Креста Господня, пал Сухуми, погибли тысячи его жителей. Еще утром у его жителей и защитников была надежда что город удастся отстоять, т.к. через р. Кодори перешла подмога. Утром в Доме правительства собрались сухумские власти. На 2 часов намечалось совещание с Шевардандзе. Однако произошло неожиданное: абхазские отряды зашли в город с разных сторон: с Сухумской горы, с парка Курченко, с Нового района, с с. Яштуха, с со стороны турбазы Челюскинцев. 





Обессиленные защитники города не могли оказать сопротивление, один за другим сдавались стратегические объекты: железнодорожный вокзал, рынок, и в итоге они вышли к Дому правительству, который стали расстреливать из всех видов оружия, гаубиц, "зеушек", гранатометов. Здание загорелось, оставшиеся там люди до последнего ждали подмоги, но она так и не пришла. В итоге грузинские власти во главе с Шартава сдались кабардинским боевикам. На месте абхазы расстреляли несколько человек, остальных засунули в РАФик и повезли в сторону Гудауты. По пути машину остановили, пленников вывели отвели в пещанный карьер и расстреляли. Одного Шартава оставили в живых, но не для обмена, а для пыток. Его избивали, пытали, говорили: "хотели нашу абхазскую землю, жри ее". Вскрытие показало, что его легкие были забиты землей...
















В Сухуми же начались этнические чистки. Грузин, которые не покинули свой горд, убивали целыми семьями, убивали за красивый дом, или за прошлые обиды. Грузин убивали день за днем, в Сухуми, в Гульрипшском районе, в Очамчамчирском районе, в Гальском районе. Убивали по спискам, и без списков. 


Последний путь
Когда мы поднимались на корабль на входе стоял, как я тогда подумал капитан этого корабля, и проверял наличие оружия у поднимавшихся на борт беженцев. Это был солидный мучжина, на которого можно было надеятся, что он не бросит на произвол судьбы.
Когда корабль отошел от берега, перед нами предстала ужасная картина: весь Сухуми был в дыму, горели здания в центре города, видны были вспышки разрывов снарядов. Только через неделю, когда по ТВ показали кадры взятия Сухуми, снятые турецким журналистом, стало понятно, что происходило в Сухуми. 

Наш корабль, отошел от Агудзеры в направлении Поти. Мы были в полном неведении что происходит в то время Сухуми. Вслед за ним цепочкой шли мелкие суда, сейнеры, прогулочные катера, яхты. Там было полно народу, который бежал от варваских орд, захватывавших их родной город. Мы расположились на корме, возле зенитной автоматической пушки. Погода была классная, тепло не по осеннему. На мне была майка, джинсы и ботасы, это единственное, что удалось вынести из своего дома, когда выходили из окружения.

Морской ветер приятно радовал, но мысли о близких оставшихся в Сухуми, гнетли нас.
Вдруг над нами появился Су-27, который делал круги над нами. Капитан объявил боевую тревогу, по палубе пробежали зенитчики, у которых в руках был ПЗРК (я его тогда видел впервые), зенитка рядом с нами задрала нос, прицелившись в самолет.

Тут рядом с нами появился капитан, и приказал всем собравшимся вокруг пушки беженцам покинуть это место, потому что у 82 мм спаренной зенитки сильнейшая отдача, и все могут оглохнуть от этого. Но в итоге начались переговоры с пиолоом и самолет от нас отстал.

Но на этом наши приключения не закончились.
Когда стемнело стала видна береговая полоса, были видны горящие деревни и огни города Очамчира. И в один прекрасный момент, мы все заметили, что эти огни стали с другой стороны. Это могло означать только одно: мы повернули и идем обратно, в сторону Сухуми. Среди беженцев возникла паника: все решили что российские военные были в сговоре с абхазами и решили сдать нас на убой...

Однако ситуация была немного иная, но не менее трагичная: от нас отстали некоторые сейнера, у которых был не такой сильный ход, и их на абортаж собирались взять абхазские боевые катера. Капитан развернул своей корабль, чтоб прикрыть сейнера. Была объявлена боевая тревога, и нас всех спустили в трюм. Ужасная катрина предстала перед нами: тысячи людей, как сельди в бочке, стояли в трюме, прижимаясь друг другу. Корабль принял думаю в два раза больше людей, чем можно было по норме.

На палубе и на мостике была напряженная ситуация: орудия были направлены на абхазов, велись переговоры о ненападении напрямую с Владиславом Ардзинба, и в итоге абхазские корабли немного отошли, но провожали нас до самого Поти.
Находящиеся на борту беженцы рассказывали ужасные истории, о том как абхазы брали тот или иной район или село. Были люди из села Ахалдаба, где абхазы захватили около 300 грузин, в основном женщин.. После падения Сухуми их всех убили

Грузинские военные формирования, которые 11 дней без тяжелого, а иногда и без легкого вооружения, противостояли хорошо вооруженным абхазским, чеченским, армянским батальонам, российским как сейчас называют "отпускникам", оставляли город и Абхазию в целом.

Десятки тысяч людей покинули свои дома и пешком пошли через Кодорское ущелье в центральную Грузию. Было тепло, и они в легкой одежде пытались перейти перевал. На их горе, через пару дней темпиратура упала ниже нуля и пошел снег (и это было в конце сентября). Люди шли в грязи, их дети замерзали у них на руках. Первыми стали умирать старики и дети. Те кто не мог идти. Их организм не выдерживал холода. По телевизору показывали женщину, которая рассказывала как рядом с ней шел грузинский солдат, и нес двух грудных детей. Когда ударил мороз он их спрятал за пазуху, под майку, и так шел. Но они все равно умерли от холода. Так на той дороге жизни погибло около 500 человек...

















Вот так 27 сентября 1993 года закончилась самая позорная и братоубиственная в истории Грузии, унесшая жизни 3 тысяч абхазов и 12 тысяч грузин...

Весь фотоальбом той войны тут

2 комментария:

  1. Никогда не забуду, никогда не прощу.

    Не славик ардзинба, не в Гудаута, и не те абхазы и живущие в Абхазии армяне, всего не более 5 тысяч голов, решали и воевали, они только садистски мучили, грабили и убивали безоружных людей, в основном грузинов.

    Война в Абхазии, как и в Самачабло-"югосетии" планировалась в Москве, и основные боевые действия проводили "командированные" военнослужащие русской армии и "ополченцы-добровольцы" из многих регионов России, их было много, десятки тысяч в общем количестве с учётом смен засылаемых на территорию Грузии боевиков.

    Россия их направляла в Абхазию, вооружала, финансировала, кормила, платила своим наёмникам.

    И при этом подло разыгрывала роль "посредника" и "миротворца"!..

    Россия, до сих пор болтающая о своей роли "спасителя" более 200 лет несла горе Грузии, и до сих пор оккупирует 20% нашей территории, постоянно передвигая колючую проволоку линии оккупации.

    Россия не хочет мира и добрососедства и поэтому она враг Грузии и любой страны куда шлёт свои гибридные войска и ведёт захватническую войну.

    И враг будет наказан, он заслужил наказания, и это обязательно сбудется.

    ОтветитьУдалить
  2. Подлость России . Этот кровавый сценарии в Москве в Генеральном штабе России был подготовлен задолго до начала военных действии в Абхазии.Россия показала свое лицо -преступлениям совершенным Абхазами и Российскими наемниками нет прощения. Русские пишут о немцах и холокосте -то что они натворили этому позавидовал бы сам Гитлер. Однако к большому сожалению и сегодня Россия продолжает фашиствовать в Абхазии и в Осетии прикрываясь их именем. Гражданам Грузинской национальности в Гальском районе (в других районах они Грузины истреблены)раздают позорное вид на жительство запрещены школы Грузинские книги сжигаются. Людей Грузинской национальности могут так просто расстрелять и никто за это отвечать не будет (примеров много) Кто то спросит ради чего это -да ради того что бы присвоить эти территории и иметь там свой базы против запада.

    ОтветитьУдалить

Технологии Blogger.